Поддержать сайт "КАПИТОШКИН ДОМ"

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 410011020001919  ( Современные авторы детям )
Главная / Выпуск № 19 (16) / ЛИТЕРАТУРНАЯ БАЛТИКА. ПРОЗА / БОР-ПАЗДНИКОВА Марианна. Кем быть лучше, или кому хорошо живётся

БОР-ПАЗДНИКОВА Марианна. Кем быть лучше, или кому хорошо живётся

Марианна БОР-ПАЗДНИКОВА

 

Кем быть лучше, или кому хорошо живётся

 

Васька, сколько себя помнит, всегда о чем-нибудь мечтал. Теперь он большой, и мечты у него серьезные. Восемь лет — возраст солидный. Второй класс!

Из-за того что Васька так мечтать любит, его за первую парту посадили. Зинаида Николаевна за ним зорко следит. Так зорко, насколько может, зрение у нее плохое…

«Добрая она, Зиналаевна», — думал Васька, старательно глядя за тем, как движется по коричневой доске белый мелок. «Как кусок сахара», — мелькнуло в голове у Васьки. Он уже видел себя Тузиком, грызущим сладкий кусочек. Васька тряхнул головой. «Не отвлекайся!» — сказал он строго себе и снова стал смотреть на доску. Но у доски никого не было. Васька оглянулся — никого… Васька потрогал рукой лоб. Нормальный. Теплый.

 

Он выглянул в окно. Большая лужа перед окном наполовину была затянута тонким ледком. По ледку важно вышагивала ворона. Наклонив голову, она покосилась на Ваську. Ему показалось, что ворона глянула ему прямо в глаз. Васька зажмурился.

 

«Хорошо ей! Гуля-а-ет, а тут сиди-и… » — Он тоже наклонил голову набок и почистил клюв о перышки на груди… Потом встрепенул крыльями и — едва успел отскочить в сторону от летевшего на него мяча. Мяч шлепнулся посреди лужи и закружился, как юла.

— Ну, Вовка! Друг называется! Чуть не попал в меня… — Васька переступил с ноги на ногу и отряхнулся от воды.

Послышался гам детворы, и классная дверь распахнулась.

— Васька, ты чего на перемену не выходил? — Вовка тихонько толкнул его в плечо. — Там классно так! Морозцем пахнет. Я ка-ак пнул мяч… А там ворона…

— Ка-а…

— Что-о… ?

— Ка-а-ка-а-я… ворона? — Васька пришел в себя.

— Да ну… — Вовка махнул рукой. — Рассказываешь тебе, рассказываешь…

Подошла Зинаида Николаевна, заглянула Ваське в глаза. Васька вытаращил глаза, чтобы показать, что он здесь и готов слушать. Урок прошел без происшествий. Васька даже стихотворение  рассказал и получил пять.

 

Несмотря на полученную пятерку, домой Васька пришел расстроенным.

— Вон уже лужи застывают, а коньки все еще не купили. Обещали ведь… Эх, родители… Ворона, и та уже по льду катается. Хорошо быть вороной, ей и коньки покупать не нужно, — размышлял Васька, открывая дверной замок.

Дома никого не было. Только Пушок нежился на диване, делая вид, что спит. Васька почесал у него за ушком. Пушок не шевельнулся. «Как бы опять воротник из меня не сделал, да на Северный полюс не потащил. А то еще хуже, медведем заставит быть. Нет, уж… сделаю вид, что сплю».

Васька вздохнул. «Никому нет до меня дела. Несчастный я человек, день рождения — и то летом». Потому и коньки не подарили, хотя Васька надеялся на это изо всех сил. Но подарили футбольный мяч… теперь его Вовка пинает. Васька футбол не любит. Васька любит хоккей. В три года даже пытался себе дома каток сделать. Начал уже воду на пол лить и холодильник открыл… У него все было продумано. Но тут пришла бабушка и не дала Ваське осуществить его мечту. Воду с пола собрала, холодильник закрыла и Ваську сильно наказала. Запретила ему хоккей смотреть. А заодно и папе запретила хоккей смотреть. Так что Ваське еще от папы попало. Папа ему и мультики смотреть запретил. Но о коньках Васька забыть не может.

 

Вечером Васька нечаянно услышал разговор. Когда шел из ванной к себе в комнату.

— Надо что-то делать с ребенком, опять Зинаида Николаевна звонила, — озабоченно сказал папа. — Что с ним такое, не пойму. Может, его доктору показать?

— А я кто? — мамин голос звучал обиженно. — Это все фамилия твоя — Мечталкин… Надо было за Федю Сказочкина замуж выходить, вот бы и ребенок нормальный был, не мечтал с утра до вечера.

— Чем это фамилия Сказочкин лучше, чем Мечталкин?! — фыркнул папа.

— Да не ссорьтесь вы! Что вы к ребенку пристаете? Сами, что ли, в детстве не мечтали? Может, он фантастом станет, — вмешался дедушка.

 

Дальше ничего не было слышно, бабушка прикрыла дверь, и Васька на цыпочках отправился к себе.

В комнату он вошел уже фантастом. Что это такое, Васька не знал, но на всякий случай надел на себя скафандр. К скафандру пристали маленькие, не больше белых мышек, которых он выпрашивал, но так и не выпросил в зоомагазине, родители. В руках они держали по две пары коньков и упрашивали Ваську примерить их. Но Васька стойко держался, отказывался их примерять. На шлеме над стеклянным окошечком было написано — «ФАНТАСТ». Васька никак не мог улечься удобно в постели, шлем мешал.

— Ну его, этого фантаста! Куда лучше быть котом. — Васька удобно свернулся калачиком и не заметил, как уснул.

 

 

 

Так Васька и жил себе, поживал. Учился. Мечтал. А время бежало и бежало. Припорошил снег улицы, засыпал парк. Приближался Новый год. Во дворе у Васьки установили хоккейную коробку. Васька глаза закрывал, когда мимо проходил. Что на нее смотреть? Коньков-то нет… И что с этим делать, и как тут быть, Васька уже не знал. Решил он последнее средство испытать, если и это не поможет, больше надеяться не на что.

 

Написал Васька письмо Деду Морозу. Теперь ждал, когда сможет опустить его в почтовый ящик. Васька покосился на конверт. «Что я только коньки попросил?.. Припишу-ка еще клюшку и шайбу. Может, не жадный Дед Мороз попадется… »

Никто не мог переубедить Ваську, что Дед Мороз — один-единственный.

Васька уверен — их много! Ну, не справится один дед с такой оравой мальчишек и девчонок. Да еще по всей планете. Стран-то сколько… Васька немного подумал и решил в конце письма нарисовать коньки, клюшку и шайбу. Чтобы нагляднее Деду Морозу было.

 

— Васенька, — в комнату заглянула бабушка, — не спишь? Сейчас я тебе тепленького молочка с медом принесу.

Васька всегда становился Васенькой, когда заболевал. Сегодня он не смог пойти в школу, пропал голос. Мама осмотрела его, покачала головой и велела сидеть дома и не разговаривать. А Ваське и разговаривать не с кем. Да и лучше молчать, чтоб не проговориться, почему пропал голос. Мороженое ели на спор с Вовкой, кто быстрее. Вовка съел первый, а голос пропал у Васьки. Бабушка принесла молоко в своей чашке. Ей всегда казалось, что так Васенька быстрее поправится.

— Бабушка-а-а.., пе-е-енка… — засипел Васька.

— Ч-ш-ш-шь, не разговаривай, миленький… — Бабушка подхватила пенку кончиком пальца и размазала по стенке чашки. — Пей маленькими глотками! — И, погладив Ваську по голове, ушла смотреть сериал.

 

Васька мужественно сделал первый глоток. Оглянулся — нет ли рядом Пушка? Пушка не было. Прокрасться в кухню, вылить Пушку в блюдце? Но тут Васькин взгляд упал на письмо. О, нет… надо быстрее поправиться, чтобы успеть в числе первых отправить письмо Деду Морозу. А то вдруг у него деньги закончатся. Васька был умным мальчиком, он понимал, что подарки покупаются в магазине. Васька закрыл глаза и стал пить противное теплое молоко с медом. Зашла бабушка, намотала ему шарф на шею. Заглянула в чашку.

— Молодец, Васенька, — она чмокнула его в макушку и снова ушла.

 

Васька побродил по комнате, переложил с места на место учебники на столе и решил, что можно уже смотреть в окно. Все равно скоро Дед Мороз подарит коньки, так что коробка во дворе к месту.

 

К окну Васька подошел вовремя. Во двор вошел Вовка, он увидел Ваську и стал призывно махать руками, чтобы привлечь к себе внимание. Васька расплющил нос о стекло, чтоб Вовка понял, что его заметили. Вовка понял. Он стал заговорщицки подмигивать и показывать на что-то, что было спрятано за пазухой. Васька вытянул шею, но ничего не увидел. Он пожал плечами и помахал руками, что не понял, что там у него. Вовка безнадежно махнул рукой и, надвинув шапку на глаза, решительно отправился в Васькин подъезд.

 

Через минуту прогудел лифт и зазвенел звонок.

— Здрасьте. Я Васю проведать.

— Здравствуй, Вова. Проходи, только разговаривать Васеньке нельзя. Снимай пальтишко…

— Не, я ненадолго…

Вовка просунул голову в дверь.

— Болеешь? А я тут лечить тебя пришел. — Теперь Вовка уже был в комнате полностью. Он прикрыл дверь и прижался к ней спиной.

 

В прихожей снова раздался звонок.

— Здравствуй, Люся. Там к нему Вова уже пришел. Проходи, только Васеньке разговаривать нельзя. Вы уж недолго, пожалуйста.

— Надо же… Люська приперлась не вовремя… Ешь скорее. Пока я двери держу… — Вовка достал из-за пазухи мороженое и протянул Ваське. Тот энергично замотал головой и стал показывать на завязанное горло.

— Вот-вот, я потому и принес его. Это такая метода лечения горла, — Вовка уже развернул брикет и, забыв, что двери надо держать, шагнул к Ваське.

 

Дверь распахнулась, и на пороге появились бабушка с Люськой. Бабушка увидела мороженое, протянутое к Васеньке, и схватилась за сердце. Люська испуганно замерла на месте, сжав ладошками щеки.

— Это метода такая, — повторил Вовка, немного потеряв уверенность в голосе.

 

Бабушка, овладев собой, надвигалась на Вовку, растопырив руки, чтоб не дать ему выскочить в дверь. Вовка растерялся от такого приема и решил, что лучше всего убежать, но путь к отступлению был закрыт, и он заметался из стороны в сторону.

— Де-ду-у-ш-ка-а-а… на по-ома-а-щь!!! — закричала бабушка.

 

Люська вжалась в стену, а Васька открыл рот, чтоб заступиться за Вовку, и понял, что голос пропал совсем. Не получилось даже сипения.

 

— Что случилось? — в двери показался дедушка, снимая на ходу очки. — Что такое? В чем дело?

 

Картину дедушка увидел презабавную. Посреди комнаты стоял испуганный Васька с открытым ртом, рядом бледный в натянутой на глаза шапке и в пальто Вовка с мороженым в руке, которое уже начало капать на пол. Недалеко от двери в стену вжалась растерянная Люська. А бабушка возвышалась над всеми с круглыми глазами и открытым ртом и ничего не говорила, только показывала дедушке на Вовку и кивала. Дедушка обстановку оценил быстро. Он улыбнулся, и Вовка, немного приободренный, прошептал, протягивая дедушке мороженое и кивая на Ваську:

 

— Метода такая…

 

— Метода, говоришь? Ну-ка, ну-ка… интересно… Пойдем ко мне в кабинет, расскажешь. Да отдай ты это бабушке, а то сейчас все на полу будет.

Вовка отдал мороженое бабушке и гордо отправился за дедушкой в кабинет. О чем они там говорили, никто не слышал, даже Пушку не удалось туда пробраться, но через полчаса дедушка проводил Вовку до двери и пожал ему на прощание руку. Вместе с Вовкой ушла и Люська. Ей дедушка руку не пожал, только кивнул на прощание. Он потрепал Ваську по голове и сказал:

 

— Хорошие у тебя друзья, Вася! А вас, — он показал по очереди на бабушку, маму и папу, — попрошу всех зайти ко мне в кабинет после ужина.

 

— Быть грозе, — шепнула бабушка, покачав головой. А мама с папой переглянулись и пожали плечами. Они только что вошли и еще не знали, что произошло.

 

На другой день вечером дедушка решил выполнить свое обещание, данное на семейном совете. Научить внука игре в шахматы. Васька, укутанный в плед, уселся перед шахматным столиком — святая святых в дедушкином кабинете. И столик, и шахматы подарены дедушке проводником Непальской экспедиции Нурали Нурзаевым в знак глубокого уважения и чистой дружбы. Нурали сам, по своим эскизам, изготовил их, вытачивая из бивней слонов. В день, когда Нурали трагически погиб, спасая члена одной из экспедиций, с шахматного столика, не понятным никому образом, упала фигурка короля, и тонкая шейка переломилась. Дедушка провел целое расследование, но виновных не нашлось, в комнату никто не входил, сквозняка не было. Вечером того же дня дедушка узнал, что Нурали никогда больше не сможет сопровождать его в экспедиции. Эта история произошла, когда Васькин папа был таким мальчиком, как теперь Васька.

 

Шахматы напоминают дедушке о Нурали, а повязанный на заклеенную шейку короля шарфик — о бренности земной жизни. Васька сидел и смотрел, как любовно расставляет дедушка фигурки по местам.

 

— Видишь, Васька, каждая фигурка занимает отведенное ей в шахматном мире место, свою клеточку. Это… — дедушку прервал телефонный звонок. — Да! Слушаю вас, говорите!.. — дедушка помахал Ваське рукой, мол, посиди немного, сейчас я освобожусь и продолжим. — А… дорогой Гурген Иванович! Рад! Рад слышать…

 

«Все… это надолго», — подумал Васька и, забравшись на диван с ногами, утонул в его мягкой спинке и стал разглядывать шахматные фигурки. С одной стороны доски фигурки уже стояли строгими рядами. Впереди, прикрывая короля и офицеров, вытянулись солдатики — пешки.

 

— Да! Конечно, приносите ваш доклад. Вместе посмотрим…

 

На другой части поля фигурки еще толпились беспорядочно. Васька погладил Пушка и кивнул ему:

— Пойдешь со мной?

Пушок фыркнул и качнул в знак согласия белым пушистым хвостом.

— Тогда не отставай! — Васька шагнул на доску, и растерялся… — Как себя вести? Что говорить? Не зря бабушка говорит, что прежде чем что-то сделать, подумать надо… Васька согласен с бабушкой, но не всегда успевает.

 

 

Только теперь Васька сообразил, что ступил на поле черных фигур, а Пушок — белый, и шея у Васьки завязана белым шарфиком, как у белого короля. А плед у Васьки темно-коричневый…

Васька оглянулся и увидел, как Пушок бежит на поле белых, а его преследует черный воин, и ему на помощь спешит черный слон…

Шахматные фигурки удивленно пожимали плечами, расступаясь перед незнакомцем. Васька уже хотел сказать:

— Здравствуйте! — как заметил, что навстречу мчится черный всадник на коне, лицо скрыто за опущенным забралом, в руке короткое копье. Васька испуганно присел, а конь, легко пролетев над его головой, сделал резкий поворот на 90 градусов и остановился как вкопанный.

— Ход конем, — вспомнил Васька отрывки фраз дедушки и отца.

Фигурки между тем опомнились. Поднялся переполох.

— На нашем поле чужой…

— Это Белый Король! Король!

— Где?

— Да вот же!

— Это не Король…

— Как же не Король!? Посмотрите, на шее — белый шарф!

— А плед коричневый зачем?

— Это чтобы пробраться к нам незамеченным…

— Позвать Ферзя…

 

— Скажите Королю…

Неслось со всех сторон. Шахматные фигуры начали брать Ваську в кольцо. Он кивал, голоса-то у него не было, и показывал на горло… Куда бежать, Васька не знал, потому что не знал, как ходят фигуры.

— Видите! Видите, на горло показывает! Это Король! Король!

 

К Ваське величественно подошел Ферзь, высокий, подтянутый, в черном костюме, на голове шапочка с помпоном. По сути, он считал себя главной фигурой в королевстве. Потому что принимал все главные решения и ходы на себя.  По секрету, Короля он вообще считал бесполезной фигурой, только хлопот добавляет, защищать его приходится. Но ничего не поделаешь, Король… У него корона… Когда-то давно Ферзь был слабой фигурой, но с тех пор много что поменялось. Теперь другие правила игры в государстве, Ферзь стал фигурой могущественной, подготовил себе помощников, увеличил полномочия слона и ладьи. Он давно вынашивает тайные планы забрать корону себе и выжидает только подходящего случая. Так вот, Ферзь — он любил, чтобы его называли Главный советник, или Визирь — быстро оценил ситуацию. «Мальчишка!» — подумал он про себя, а вслух сказал:

— Гость Короля — наш гость! Прошу вас, Ваше Величество! — И, поклонившись Ваське, пригласил следовать за собой.

 

Ваське было приятно такое внимание.

В королевском замке было прохладно. Пол расчерчен такими же клетками, как на шахматной доске. Вкусно пахло какао. Ферзь заметил, что Васька посматривает на открытые двери, откуда раздается звон чашек и запах какао, и хлопнул в ладоши. Сразу появились две пешки. Они выжидающе смотрели на Ферзя.

— У нас важный гость. Принесите какао, печенье и фрукты. Пешки исчезли так же мгновенно, как появились.

— Присаживайтесь, Ваше Величество! — Ферзь указал Ваське на кресло у маленького резного столика.

«Красивый столик. Дедушке бы понравился. Может, его тоже Нурали делал… » — подумал Васька и, присев в кресло, кивнул Ферзю в знак благодарности.

 

Ферзь уселся в кресло неподалеку от Васьки. Рядом с его креслом стоял шахматный столик. Два офицера принесли угощение, отдав Ваське честь, поставили перед ним на столик. Васька в ответ кивнул. Ферзь, слегка прищурившись, изучал его.

«Похоже, мальчишка не глупый, но в шахматных делах не разбирается. К тому же, молчит. Если попадет к неприятелю, рассказать ничего не сможет. Надо воспользоваться случаем и сделать то, что я задумал уже давно», — Ферзь довольно потер руки.

 

С угощением Васька справился быстро, какао он любил. Ферзь пригласил Ваську подойти к шахматному столику. Васька увидел, что шахматы стоят так же, как на дедушкином столике.

 

— Видите, Ваше Величество, неприятель приготовился к сражению, выстроил свои фигуры.

Васька кивнул — знал, кто их выстроил. Он внимательно осмотрел поле, пытаясь увидеть Пушка, но его нигде не было.

 

— Я буду с вами откровенен. Сражения каждый раз происходят очень серьезные, — продолжал Ферзь. — Белые — сильные противники, тем более что у них всегда есть ход в запасе, так как они начинают первыми.

Васька утвердительно покачал головой, показывая, что это он знает.

Ферзь ласково погладил его по макушке.

— Нам необходима Ваша помощь!

Васька сделал большие глаза и развел руками, показывая, что он ничего в этом не понимает.

— Наш Король — фигура слабая, впрочем, так же, как у неприятеля. Приходится делать много лишних ходов для его защиты. Мне кажется, что пришло время обходиться в шахматах без Короля. — Ферзь выдержал паузу, следя за Васькиной реакцией.

 

Васька задумался. Дедушка говорил, что вся игра построена на том, чтобы поставить мат Королю неприятеля.

— Да. Да. Да… Я понимаю ваши опасения. — Ферзь обнял его по-дружески. — Вы очень умный молодой человек. Такие и становятся — Ферзями.

Васька даже покраснел от такой похвалы.

— У Белых уже была неудачная попытка свержения Короля. Но это не устраивало нас. Мы спасли его. Зачем нам сильный противник? Сначала мы должны стать сильными сами. Вы поможете нам?

«Но что я могу сделать?» — хотел спросить Васька, но только развел руками.

— Вот и хорошо. Ничего сложного делать вам не придется. Вам надо будет только, в определенный момент, заменить Белого Короля собой. А со своим Королем мы справимся сами.

— И что вам это даст? — развел Васька молча руками.

— Мы поменяем правила игры.

 

В этот момент поднялся шум. Черные фигурки забегали по полю.

— Белые начали наступление! — кричали они.

 

— Приготовьтесь, Ваше Величество! И не вздумайте убежать. От этого зависит жизнь вашего белого кота, — сказал Ферзь жестко.

 

 

Васька выбежал на поле вслед за Ферзем. Бежали пешки, скакали кони, шли офицеры. Ваську толкнули. Он упал и покатился по шахматному полю, сшибая собой шахматные фигурки. Больно ударившись головой о ножку шахматного столика, Васька подскочил и… Увидел, что дедушка разговаривает по телефону.

 

— Да, дорогой Гурген Иванович… Жду вас…

 

Пушка на диване не было. Васька, осмотрев шахматный столик и пол под ним, бросился на кухню. Пушок неторопливо лакал молоко. Васька вытер пот со лба и прислонился к стене.

— Васенька, что случилось, плохо тебе? Ой, да что ж это такое! Дедушка-а-а… Родители-и-и… Ребенку плохо-а-а-а… Васенька, может, ты еще какао будешь? — тормошила его бабушка. Васька вырвался и побежал в свою комнату. Взял лист бумаги и крупными буквами вывел на нем: «Короли в опасности! Черный Ферзь хочет поменять правила игры!»

 

Прибежали родители. За ними дедушка. Облизываясь, неторопливо вошел в комнату Пушок.

 

Проболел Васька долго. Уколы, таблетки, полоскания… Тоска, в общем. Вовка — настоящий друг. Каждый день Ваську навещал. Бабушка его в прихожей осматривала, чтоб никакого мороженого к Васеньке не просочилось. Потом Вовка на кухне с ней долго сидел, все пытался убедить ее, что метода его самая эффективная.

— Если б Васька мороженое съесть успел тогда, так не было бы у него никакой ангины. Клянусь! — добавлял он. И брал следующий пирожок с вареньем.

 

А Васька в это время с Люськой  Лисичкиной уроки делал. Она тоже каждый день приходила, благодаря ей Васька от программы не отстал и даже оценки продолжал получать. Шла к концу вторая четверть.

 

 

Приближался Новый год. Вовка самолично унес Васькино письмо Деду Морозу, помахав им сначала перед носом у родителей. Вот, мол, довели ребенка, письмо Деду Морозу написал.

 

За неделю до Нового года папа принес елку. Запахло в квартире хвоей и мандаринами. Васька ко всем приставал, спрашивал, когда Дед Мороз подарки начнет разносить. Никто не знал точно, но говорили, что, наверно, в Новогоднюю ночь. Васька нервничал.

 

— Как же он успеет в Новогоднюю ночь все подарки раздать, детей столько… Заранее надо…

 

— Так он же на оленях, — посмеивался дедушка…

 

А к концу каникул Васька уже уверенно бегал на коньках. Он был абсолютно счастлив, и больше не мечтал стать вороной.

 

 

*Журнальный вариант. Повесть печатается со значительными сокращениями.

 

 
Поиск
Великой Победе посвящается

Великой Победе посвящается


Группа "ДЕТСКИЙ САД"
Облако тегов


Powered by Dapmoed