Поддержать сайт "КАПИТОШКИН ДОМ"

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 410011020001919  ( Современные авторы детям )
Главная / Выпуск № 19 (16) / ЛИТЕРАТУРНАЯ БАЛТИКА. ПРОЗА / ЩЕРБАКОВА Елена. «Дикарем» по Балтике

ЩЕРБАКОВА Елена. «Дикарем» по Балтике

ЩЕРБАКОВА Елена Евгеньевна

 

«Дикарем» по Балтике

 

И опять потянулся учебный год. Я ходила в школу, мама в этом году научила меня вязать шарфы. За этим занятием мы коротали вечера, когда папы не было дома, мы смотрели телевизор, какую – нибудь оперу или комедию с участием А.Калягина или Ю.Соломина.

Но вот приехал папа, и все в доме ожило, засуетилось. И даже стали показывать захватывающий телесериал о Шерлоке Холмсе, а на каникулах - «Приключение Электроника». Папа в то время приехал из Выборга. Это город на самой границе СССР с Финляндией. Папа рассказывал, что там ходят двухэтажные автобусы, но он на нем не ездил. Но зато был вместе в одной гостинице с артистом из «Приключений Электроника», который играл рыжего хулигана Гусева. В Выборг тоже приезжал Мосфильм на съемки фильма о войне. Режиссер, как-то увидев папу в гостинице, предложил ему постоять в эпизодической роли немецким фрицем. Но папа был очень занят на работе и отказался от этой роли.

-Меня посылают в командировку летом в Калининград. Предлагаю всем вместе поехать на машине. Посмотрим Янтарную комнату и остановимся в Светлогорске в палаточном городке, - сказал папа.

-Слышишь, что папа нам предложил поехать на Балтийское море? - позвала меня мама.

У меня в груди что – то заклокотало. На море! На Север! На Черном море я уже была! А это другое море, Балтийское!

-Когда? Когда мы поедем? – спросила я маму.

-Это от папы зависит, как его в командировку пошлют.

Итак, настал долгожданный день, и мы отправились в Калининград. Нам предстояло переехать Россию, Белоруссию, Литву, чтобы приехать в советский город Калининград, бывший Кёнинсберг, находящийся на территории Пруссии. Машина была нагружена, но мы ехали не торопясь. Но все же папа спешил. И за день мы подъехали к Минску и остановились на ночлег в лесу.

Белорусская природа заметно отличается от лесных зон Подмосковья. Широколиственные деревья сменили высокие сосны на песчаной почве, которая легко образовывала овраги. Мы въехали в лес, ища поблизости водоем. И сразу увидели  небольшую речушку, у которой отдыхающие расставили палатки.

-Наверное, здесь рыбка есть, - сказала мама.

Мы пошли вглубь леса, где росли сосны. Там оказались огромные заросли черники. Ее было так много, казалось, до бесконечности. Ягоды были крупные иссиня-черные и сладкие на высоком, выше колена,  кусту. И я сразу набрала целый стакан черники.

-Здесь очень много ягод! – сказала мама, - у нас, где я жила на Украине, на Черниговщине, была черника, но столько я вижу впервые.

Мы набрали чашку ягод, и мама решила сделать морс. Папа разжег костер, и поставил палатку. Я помогала накрывать на стол.

-А, может, с сахаром перетрем ягоды? – сказала мама, найдя в багажнике в сумке запасной пакет сахарного песка.

-Точно!

-Завтра утром встанем пораньше и насобираем в бидон чернику.

Наступила ночь. Через окно палатки слышно было, как гудели комары, но они не проникали к нам. Мы хорошо закрылись. Теперь нам не страшны ни дождь, ни комары.

-Спи, - сказала мама, - папа уже уснул. Завтра надо встать пораньше, набрать ягоды, хорошо подкрепиться и отправиться дальше в путь.

Мы быстро уснули.

Утро было прохладное. Папа умывался из походного умывальника. И потом пошел разжигать примус, слушая новости по приемнику. Я и проснулась оттого, что заговорил приемник, и быстро вышла из палатки.

-Хорошо, дождя не было, можем сразу палатку складывать, - сказал папа.

Мама уже готовила суп. И мы были рады, что погода не испортилась.

После завтрака, мама дала мне бидон, и я пошла за черникой. Папа не особо хотел задерживаться в лесу и дал мало времени на сборы. Но пока он складывал палатку, мы все же успели набрать целый бидон черники. Ее было  так много, что ягоды так и сыпались горстями в бидон и быстро его наполнили.

И тут мы с мамой увидели 3 большие шампиньона – зонтика.

-Смотри, - сказала мама, - какие большие грибы. Возьмем и пожарим их на обед.

-Они такие огромные, что 3 гриба целую сковородку займут.

Папа нас уже поторапливал в машину. Мы быстро сели и выехали из леса.

Впереди была Хатынь. Это историческое место мы не могли просто проехать мимо. И остановились у мемориального комплекса.

Это была большая сожженная деревня, от которой остались  только печные трубы.

В начале комплекса возвышалась мемориальная статуя солдата с погибшим ребенком.

-Вот ты будешь историю проходить про Отечественную войну, а теперь ты знаешь, что фашисты хотели все уничтожить на своем пути. Вот Хатынь стала местом поклонения уничтоженным деревням, как и она сама, - сказал папа.

Мы прошли по мемориальным улицам Хатыни, где от домов остались только печные трубы, и вышли из комплекса. Я была удивлена. Комплекс стоял далеко от дороги, но к нему шли и шли люди. То были экскурсанты и просто гуляющие, а некоторые даже с цветами.

В Минск  мы не стали заезжать и направление стали держать на Литву, в Каунас. Но там мы долго не задерживались, остановились у придорожного столика в одной деревне, пообедали, мама пожарила те шампиньоны, что росли в Белоруссии. Они оказались необычайно вкусными.

Рядом была поляна, и мама заметила редкие травы, желтые сухоцветы, бессмертник, и кошачьи лапки с пушистыми серыми бутончиками. Эти травы лечебные и растут на песчаной почве.

Когда мы собирали травы, к нам вышла сельская женщина. Она шла за водой к колодцу. Мы очень обрадовались ей. Ведь мы не знали, как набрать воду в колодце и спросили ее. Женщина плохо говорила по – русски, но поняла нас, открыла кран и набрала нам воды.

Мама поняла, что женщина добрая и спросила:

-Этот бессмертник у вас сам растет, или вы садите его?

-Откуда вы? – спросила женщина на ломанном русском.

-Из Москвы.

-Сам растет, – сказала женщины и махнула рукой, позвав нас за собой. Мы прошли за ней. Женщина вела нас в теплицу.

-На – те вам, - сказала она, - сама вырастила.

Она протянула большие красные помидоры и сказала:

-У меня много!

И тут я заметила, что рядом на тополе огромное гнездо. Я дернула маму за руку и спросила, чье это гнездо.

Женщина услышала мой вопрос и тут же ответила:

-Аисты. Аисты у нас живут.

Поблагодарив женщину, мы поторопились к папе. Он нетерпеливо нас ждал. Сегодня по плану мы должны быть в Калининграде, а там, как предполагалось, устроиться в палаточном городке в Светлогорске.

 

Калининград

Калининград был прежде прусским городом Кёнигсбергом, городом – крепостью, предназначенный обороняться на суше и со стороны моря.

-Это был крупный город, теперь он оставлен нам немцами. Стоит посмотреть на их сооружения. Тем более в одной из башен Кёнигсбергского замка, в башне «Дона» музей янтаря и часть Янтарной комнаты, - сказал папа.

Мы заказали экскурсию, и нас отвели в крепость. Это были кирпичные цилиндрические постройки с зубцами, откуда легко было прицеливаться из орудий. Кроме того, немцы имели укрепление и внутри замка. Это железный дот, предназначенный для важных действий из-под земли, а в случае крайней опасности, здесь находили убежище генералы и командующая верхушка немецкой армии. Дот закрывался изнутри, как панцирь броненосца, и в него нельзя было попасть. Он имел запас кислорода и пищи, и видеонаблюдение.

Чего не придумает гений человека. Но мне было по душе искусство. И я ждала, когда экскурсовод поведет нас с музей янтаря.

Когда мы видели янтарный кабинет Екатерининского дворца, что был в Царском Селе до Великой Отечественной войны, мне представлялась не императрица, а печальная девушка из легенды, которая оплакивала своего жениха – рыбака и превратилась в сосну. Но, и став сосной, она плакала. И ее слезы упадали в море. И я представила, что эта девушка навсегда осталась сосной, и только днем она обратно превращалась в девушку, играла с янтарем и делала из него украшения.

Но когда я увидела стену, полностью украшенную янтарем, с подобранным по цвету узором, я решила, что эта легенда  не простых людей, а величайших богов.

Особенно меня восхитила ваза «Рог изобилия», из которой будто вываливались цветы и плоды. Янтарь был разноцветным от светлого, почти белого, до желтого, красного и почти черного.

Особенно меня очаровали изделия из янтаря, в которых застыли насекомые: паучки, пчелы, комары, жуки. В некоторых специальным стуком выбивали узор, и янтарь играл. Он не хотел быть камнем, он хотел быть слезой девушки из грустной, но красивой сказки.

После посещения музея мы решили перекусить и прогуляться в зоопарке. Калининградский зоопарк славился европейским стилем: вальеры, где жили животные, не были просто клетками для животных, а похожими на пещеры, ущелья, горные ручьи или заросли джунглей, чтобы животным все напоминало природу и места их обитания. Казалось, не звери в гостях у человека, а человек в гостях у них. Будь то медведь, то волк, то лиса – они ходили, оберегая свое жилище, как в диком месте.

Балтийское море я увидела позже, в Светлогорске. Я вышла на высокий песчаный берег, где росли сосны. Был закат, и он отражался в янтарных осколках камней на берегу моря. Там ходили искатели янтаря с сетями. Когда море бушевало, янтарь поднимался со дна, и вместе с тиной его выбрасывало на берег. Искатели на янтарном промысле зарабатывали деньги. Вот и сейчас мимо прошел искатель с сачком и сумкой – все его принадлежности.

Море было холодное и не хотелось купаться, да мы особенно не купались, а загорали. Загар незаметно появлялся, потому что все время было прохладно и не чувствовалось жара.

Я прочитала здесь книгу Н. Островского «Как закалялась сталь» и ее герой, Павка Корчагин, запомнился мне надолго.

Утром мы ходили по терренкуру, а днем  - к солнечным часам. В Светлогорске много цветов и домики в старинном немецком стиле.

Очень запомнилась мне рыба кета. Из ее мяса так и выливался рыбий жир. Такой рыбы нет даже в лучших московских магазинах. Ее принес нам папа.

В Светлогорске много пансионатов и санаториев. Это городок для отдыхающей элиты: ученых, артистов, знаменитостей. И сегодня висит афиша, что будет концерт Танкова. Я сразу вспомнила Маврыкину и Авдотью Никитишну. Вот хохма! Но сам Танков,  конечно, не такой.

Папа решил все командировочные дела в Калининграде быстро, и у него оставались еще отгулы. Теперь мы поехали в Латвию, в Ригу, посмотреть знаменитый Домской собор. Но перед этим побывали  на могиле И. Канта в Кафедральном соборе. Великий ученый, философ. Сюда многие приезжают поклониться. И я почувствовала, что я еще мало знаю, пока учусь в школе. Но должно быть вырасту и  тоже буду думающей, хотя бы, как мой папа.

В Ригу мы попали не сразу. По дороге заехали в Саласпилс, место замученных узников концлагеря. Большое поле с каменными скульптурами изможденных пленных в нечеловеческий рост внушают, что только большая сила духа помогает  в трудные минуты. Скульптура «Ползущий» - упавший узник, приставший на руку, так и стоит в моих глазах, как визитная карточка жестокости концлагеря  «Саласпилс». Мы живые, а памятники эти мертвым. Мы не знаем то время, мы родились потом, но то время было и оставило ужасающую картину тех усилий и жертв, которыми добыто наше счастье.

Выезжаем из Саласпилса. Сегодня должны быть в Риге, снять номер в гостинице и следующий день посвятить прогулке по городу. Вот уже проезжаем Даугаву. Вантовый мост, бывший Горьковский. Уже вечер, много огней, красиво. Мы уставшие. Только бы устроиться и лечь спать. Завтра утром много дел.

В старой Риге улочки узкие и вымощены брусчаткой, по ней только может проехать одна машина. У домов совсем нет подъездов, и, выходя из дома, сразу находишься  на улице.

Мы направляемся в Домскому собору. Домский – значит, Дом Бога. В нем стоит орган, специальные скамьи для молений и слушания музыки и красивые величественные витражи. В соборе полумрак и тишина, слышны даже шаги присутствующих и хорошая акустика, поэтому здесь часто бывают концерты.

Вот и нас торопили, потому что приехало телевидение, и должен был выступать органист. Мы покинули собор и растерялись, не знали, куда бы пойти и что посмотреть. Мама подошла к одному белорусу из экскурсионной группы и спросила, что еще можно посмотреть в Риге.

Он сказал, что здесь большой рынок и модные плетеные галстуки, и мы поняли, что он фарцовщик. Но все-таки на рынок решили зайти. Он был обыкновенным, мало чем отличался от других рынков, и ходить там было неинтересно. Хотя купили легкие ботинки, ветровку и помидоры.

И тут начался дождь.

Мы сели в машину и решили посмотреть Ригу на машине. Проехав Минское кладбище и центр города, который удивил необычайной чистотой и ухоженностью, мы выехали из города.

Дорога вела на Даугавпилс, город, как и река в Риге, Даугава.

-Скоро здесь будет праздник Лига, - сказал папа.

-Что? Что за праздник?

-Он похож на Иван – Купалу у русских.

-Но это праздник Литовский, Лига… Посмотри на карту, - попросил меня папа, - какой рядом город мы должны проехать.

-Город подальше, а сейчас пока деревни.

-А Мадонна? Видишь такой город?

-А вот в стороне.

-Там я служил в связных войсках.

 

Дорога до Москвы казалась длинной непрерывной нитью. Мы больше нигде не останавливались, не заезжали к памятникам и в музеи, и ехали прямо до дома. Приехали домой очень поздно, после полуночи. Очень устали и мигом уснули.

 

(Из автобиографической повести «Папино солнце»)

 
Поиск
Великой Победе посвящается

Великой Победе посвящается


Группа "ДЕТСКИЙ САД"
Облако тегов


Powered by Dapmoed