Поддержать сайт "КАПИТОШКИН ДОМ"

рублей Яндекс.Деньгами
на счет 410011020001919  ( Современные авторы детям )
Главная / Выпуск № 07(12) / Александр ТОРОПЦЕВ / Александр ТОРОПЦЕВ. Рассказы

Александр ТОРОПЦЕВ. Рассказы

Оглавление
Александр ТОРОПЦЕВ. Рассказы
Мороженое в городе Серпухове
Свидание
Угольный утюг
Все страницы
Александр Торопцев. Рассказы

Васькины проводы

События развивались   стремительно.  Экзамены,  последний школьный звонок,  аттестат, характеристика, выпускной вечер, и вот она  победа.  Победа,  которая принесла столь долгожданную свободу. Свобода ошеломила. Первые два дня ни Васька, ни Славка не знали,  что с ней делать. Пить, спать, есть, гулять, купаться, играть до умопомрачения в футбол, заколачивать в землю доминошный стол,  петь по вечерам Высоцкого, водить по окрестностям поселка какую-нибудь бывшую любительницу кукол, а потом опять пить, спать, есть... Нет! Не хочется. Надоело!

Но, что же это за свобода такая, если не хочется!

Свобода ошеломила,  разочаровала,  и  через три дня после выпускного вечера улетучилась,  растаяла, не оставив в памяти ни одной прекрасной минуты.

В этот день Васька сказал:

- Повестка пришла. Послезавтра в 9-00 быть в военкомате в Видном.

- Все-таки решил? - спросил Славка.

Он никогда не спрашивал,  почему Васька решил поступать в военное училище, потому что знал причину.

- Да,  надо!  - сказал Васька с застенчивой суровостью, и его это "надо" еще раз убедило Славку, что друг его просто бежит, что хочется ему самостоятельности.

Они сидели за доминошным столом и смотрели в Васькины окна.

- Может,  в летное поступлю,  - Васька попытался закрасить свое неудачное "надо".

- Это хорошо!  - поддержал его Славка, в глубине души надеясь, что Васька никуда не поступит и вернется на поселок.

- В парикмахерскую надо сходить.

А у Васьки была прекрасная голова: глаза голубые, робкие, лицо застенчивое,  красивое,  волосы пышные, светлые. Но разве можно трогать такую голову!

- Никуда эта парикмахерская не убежит, завтра сходишь.

Васька тронул  волосы.  Они  пробежали  между   пальцами, послушно улеглись в пушистую копну.

- Поступлю не поступлю,- сказал он, - какая разница! Зато на проводах у меня гульнем.

- Еще как гульнем!  - Славка почему-то поверил,  что  его лучший друг не поступит в военное училище.

На проводах был длинный стол через всю комнату. Было много тостов за армию, воинов, за Васькиного дядю-танкиста, у которого тоже были грустно-застенчивые глаза,  есенинское лицо  и пышная шевелюра под шлемофоном. Он глядел на собравшихся с фотографии и, кажется, был доволен племянником, увидеть которого живыми глазами ему помешал фашистский снаряд. Были одноклассники и друзья. Все было - как надо.

Проводили Ваську хорошо.

- Если тебе так хочется,  поезжайте в военкомат без меня! - сказала васькина мама, и это было хорошо.

Утром Васька, его отец - Василий Степанович и Славка поехали в военкомат.

Город Видное для домодедовских хозяек имел  важную  роль. Они ездили  сюда за продуктами,  покупали детям обновки в универмаге и школьные принадлежности  в  "Канцелярских  товарах", всякую утварь в хозмаге. Хорошее это было соседство. Одно слово - московское обеспечение!

К тому  же красиво и тихо здесь,  как в курортном городе. Сосновый бор, сонный ручей, просыпающийся лишь по весне, серая стрелка шоссе по крутогору,  зелень по всюду. Зелень разная. И пышная - травяная,  и хмурая - сосновая, и нежная - березовая. Хорошо живется  в  Видном!  Даже тарахтенье мотоциклов в клубе ДОСААФ воспринимается проезжими, как нечто сказочно-доброе. Но Ваську и Славку все эти чудеса не интересовали.  Василий Степанович тоже был не в себе,  сын уезжает! Конечно, неплохо выучиться  на офицера,  авиационного техника.  Все лучше, чем баранку крутить с утра до вечера. Но не хотелось отпускать сына. Мягкий он для военного дела человек.

Военкомат нашли быстро.  Васька отдал повестку  капитану. Тот ушел в комнату с небольшим окошком, через минуту вернулся, сказал не то сыну,  не то отцу:  "Нужно заполнить анкету и написать автобиографию на этих бланках. Машина скоро приедет".

Васька быстро и четко выполнил первый в жизни приказ. Капитану понравилось.  Он взял бумаги, еще раз повторил: "Машина скоро придет", - и скрылся за дверью.

Василий Степанович грустно вздохнул и сказал:

- Мне пора,  сынок. Смотри, чтобы все нормально было. Пошел я. На работу надо.

Они вышли на улицу,  обнялись, стесняясь Славку, и разошлись: отец - на работу, сын - в военкомат.

А там уже стало тесно:  абитуриенты  военных  училищ  все прибывали. С трудом отыскав в коридоре свободный столик Васька и Славка сели. Им многое хотелось сказать друг другу на прощание, но на языке вертелась только одна фраза:

- Что-то машины долго нет.

- Задерживается.

Этот простенький дружеский диалог затянулся  бы  надолго, если бы к ним не подсел черноволосый кудрявый крепыш.

- Может, в "козелка", мужики? У меня домино есть!

Друзья промолчали. Им хотелось побыть вдвоем.

- Ну,  кто четвертый?!  - крикнул кучерявый,  доставая из небольшого чемоданчика домино.

Четвертый объявился тут же.  Игра, хотя и без особого интереса, началась.  Первую партию выиграли Славка с Васькой. Но кучерявый не сдался:

- Сейчас  мой  кореш  анкету заполнит,  вот тогда покажем класс. Барыбино еще никому не проигрывало!

- Домодедово тоже проигрывать не научилось. У нас в школе такого предмета не было!  - отпарировал Васька и громко ударил по столу. - 1:1!

Кучерявый продув "под сухую", сказал обиженно земляку:

- Витька,  ты  что  там  роман писал?  А ну давай покажем класс. А то тут некоторые сомневаются.

Третья партия прошла в упорной борьбе, за ней следило уже человек десять. Домодедовцы опять выиграли!

- Ничего, это разминка! - крикнул барыбинский ас, розовея от неудачи, но его "попросили".

- Хватит одним играть, тут очередь!

Барыбинских асов доминошного дела сменили  два  угловатых парня. Они не представились, поскромничали. И правильно сделали, потому что продули "под сухую".

И вот тут началась настоящая игра!

У стола собралось человек двадцать.  Они болели,  как  на чемпионате Союза  по  боксу.  Шум  в  военкомате  стоял дикий. Несколько раз капитан  пытался  остановить  игру,  но  будущие курсанты, замолкнув  на  несколько минут,  вновь со всей силой доминошной страстно отдавались игре.  что тут  было!  Васька  со Славкой обыгрывали всех подряд:  барыбинских и подольских, мещеринских и бутовских,  ямских и видновских асов, которым даже стены родного военкомата не помогли уйти от сухого счета.

Всполошились люди. Абитуриенты, стараясь побыстрее заполнить бумаги, занимали очередь: сначала среди болельщиков, а уж потом среди игроков.  Все понимали: нужно обязательно выиграть у двух дружков.  Подумаешь, Домодедово! Подумаешь, Жилпоселок! Да кто они такие! Дайте только сесть - разуделаем под орех.

- Садитесь,  - спокойно приглашал их Славка и через минут десять также спокойно, но чуть погромче оповещал. - Следующий! И запомните:  у Домодедово и домино - один корень.  Выиграть у нас невозможно,  это - аксиома.  Такая же древняя,  как игра в домино.

Барыбинцы всегда сопротивлялись упорно,  но и им никак не удавалось набрать первыми победное сто одно очко.

Уже Славку промыло седьмым потом, уже руки устали держать костяшки, уже изумление,  охватившее все,  достигло предела, а они все выигрывали и выигрывали.

-Час сидят! - шептали за столом.

- Уже два часа никто их высадить не может!

- три часа играют - фантастика!

- Это же Домодедово,  понимать надо! - повторяли Васька и Славка, и все,  наконец, поверили, что выиграть у домодедовцев не возможно.

- Жаль, что нет еще одной партии, мы бы сеанс одновременной игры показали! - совсем разошелся Славка.

Но ему поверили,  потому что смотрели на них уже,  как на легендарных героев.  И даже,  когда друзья, просидев за столом три с половиной часа,  уступил-таки барыбинцам в упорной борьбе, никто не осмелился пустить им вслед какую-нибудь остроту - будущие курсанты  смотрели  на домодедовских доминошных мастеров, как на святых.

Святой Васька  и  святой Славка вышли на улицу,  вдохнули ядреного соснового воздуха города Видное и ...  стали нормальными людьми.

- Дали мы им!  - сказал Славка.  - А ты классную  систему придумал. Берешь  костяшки  большим  и  указательным пальцами, значит у тебя четыре штуки,  средним - две-три,  безымянным  - одна-две. Молоток,  ты  Васька!  На  поселке всех обыгрывали и здесь равных не было!

- В следующий раз не будут орать.  А то:  "Мы - Барыбино! Мы - Подольск!" А мы - Домодедово!

Васька посмотрел на часы: половина второго.

- Тебе пора, - сказал он грустно.

-Да, надо в поликлинику за справкой ехать. Завтра повезу документы в институт.

- Эй, Домодедово! Вам очередь уступили, идите! – крикнули им из военкоматовских дверей.

- Другу надо домой. А я сейчас приду. Ну, Славка, до свидания! Успехов тебе!

- Тебе тоже - успехов! До свидания, Васек!

Славка поспешил за угол. Крепкое рукопожатие друга еще не остыло, еще  радость побед волновала грудь,  но грусть,  большая-большая грусть обняла уже его за плечи.

- Поступит! - бубнил он, приближаясь к остановке. - У него же голова! Такую систему выдумал. Да он и безо всякой системы фишку чувствует.  Мы бы и так всех обыграли.  Поступит. Раз уж они на что-то надеются, значит он обязательно поступит!

В автобусной  толчее  Славка  вдруг удивленно улыбнулся: откуда у него такие детские мысли? И понял: с Васькой прошло у него все детство, вот и мысли - детские.



 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Облако тегов


Powered by Dapmoed